Региональное информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Человек высокой духовной организации

20.11.2017, 12:17      Новости Магаса

Живя в Москве седьмой год, я понятия не имела, что есть такой известный доктор — ингуш, пока не пришла в гости к давним знакомым. Узнав, что я ингушка, моя собеседница осведомилась, не знакома ли я со своим соотечественником, врачом травматологом-ортопедом Магомедом Султановичем Сампиевым. Ее дочь, оказывается, работает в одной клинике с ним и отзывается о нем, как о высокопрофессиональном докторе и замечательном человеке. Я, пожелав познакомиться, на второй день отправилась в Гематологический научный центр РАМН. Каково же было мое удивление, когда услышала столько благодарных слов о нашем земляке от пациентов, ожидавших своей очереди к травматологу Сампиеву. И вот я в кабинете. При виде этого доктора из моего детства всплывает эпизод: как будто проходя через туманную пелену, я вижу улыбающееся лицо человека в белом халате, который меня вылечил. Как они похожи, мелькнуло в голове! Доброе и светлое лицо, умный взгляд и высокий профессионализм роднит Магомеда Сампиева с доктором из моих воспоминаний. Потому, оценивая его работу, благодарные пациенты ставят оценку «отлично».

Узнав, что я хочу написать о нем, Магомед Султанович наотрез отказался говорить со мной, считая, что им не сделано ничего такого для написания статьи. Прошло два месяца с того дня. Наконец я его уговорила, счастлива поделиться с вами нашей беседой.

— Чем обусловлен выбор такой сложной профессии?

— Мне часто задают этот вопрос. Но у меня странная ситуация – я с четвертого класса знал, что буду врачом. Был в этом уверен и шел к этому издавна. Я не могу сказать, что на это оказало влияние, на тот момент у нас в семье не было ни врачей, ни медработников. Троюродный дядя был доктор, но он был далеко, и я его не знал. Так что сам не знаю, как так получилось, но хотел быть врачом и им стал.

— Необходимые качества в работе врача?

— Многие со мной не согласятся, наверно, но я укажу те качества, которые должны быть у доктора. Одно из первых, важных качеств – обучаемость, то есть доктор постоянно должен учиться. Это ежедневное чтение, изучение чего-то нового. Доктор, который перестал читать, учить что-то новое, это, можно так сказать, мертвый доктор. Следующее — педантичность. Для меня это такой момент, имеющий огромный пункт, педантичность во всем, начиная от чистоты и заканчивая тем, что все должно лежать на своих местах. Дальше – чистоплотность. Иногда встречал докторов, которые могут позволить себе не особо чистый костюм, одежду, и даже во время еды как-то неаккуратность допускать. Но я считаю, что доктор, тем более оперирующий доктор – хирург, должен быть жутко чистоплотным. Естественно, порядочность, это уже больше человеческие качества. А если профессиональное, то это умение общаться и умение ставить себя на место другого человека. Тоже очень важный момент. Не так давно я сам побывал на той стороне баррикады, не так, чтобы близкий кто-то, а сам был пациентом. И я скажу, что это очень полезный опыт, когда ты с другой стороны видишь докторов, медицинский персонал. И многие выводы для себя делаешь, что нужно исправить, а что дополнить.

— Семья большая у вас: братья и сестры?

— Семья у нас большая: у меня четыре сестры и один брат. Отец — Сампиев Султан Магометович, маму звали Сампиева Хадижат Алиевна. Мамы, к сожалению, уже нет с 2001 года, болела раком, не спасли.

— Сложно быть ингушом везде, где бываете? Сегодня вырождается это понятие у нас, мне кажется…

— Если действительно быть ингушом, со всеми вытекающими, со всеми обязанностями, а я считаю, что больше обязанностей, чем приоритетов, то, конечно, сложно, потому что для меня в этом определяющими были слова моей мамы. Когда я выезжал на учебу в Астрахань, 1998 год был, она мне сделала такое напутствие: «Везде, куда ты приедешь, по тебе будут судить обо всем народе!» Для меня это было и осталось напутствием на всю жизнь. Всегда, когда смотрят на тебя, думаю, что складывается у людей мнение о всем народе. Очень большая ответственность, я считаю, и каждый должен создавать мнение о нашем народе высокое.

— Каким было воспитание в вашей семье, и что взято за основу в воспитании собственных детей?

— Как в большинстве ингушских семей, воспитанием в нашей семье занимались мама и бабушка. Мама была человеком с гипертрофированным чувством эхь-эздел, естественно, она не позволяла нам чего-то вольного, особенно девочек очень строго воспитывала. Она всегда уделяла большое внимание именно внешнему виду, считая и говоря, что человек, который некрасив или неопрятен внешне, не может быть красивым, приятным внутренне. Естественно, очень много внимания уделялось отношению к старшим. Мама часами могла рассказывать красивые истории из своей жизни, про отца своего, про нашего деда много очень интересных вещей, с которых почерпывали важные моменты. Если же мы, как и все дети, хулиганили или баловались, или что-то происходило в школе не то, пожаловаться могли учителя, по успеваемости что-то хромать начинало, у мамы было еще одно очень интересное качество – она могла качественно отчитать человека.

— Где учились в школе и какой вуз окончили?

— В школу я пошел еще в Казахстане, в городе Кокчетав, школа №4, потом мы переехали в Ингушетию. Окончил Нестеровскую первую школу. В 1998 году я поступил в Астраханскую государственную медицинскую академию, которую окончил через 6 лет, там же на базе Астраханской академии прошел ординатуру в течение двух лет на базе Александро — Мариинской областной клинической больницы. В последующем в Ингушетии в Сунженской ЦРБ проработал в течение года в отделении травматологии и ортопедии врачом травматологом — ортопедом. И потом по приглашению поехал в Москву в Гематологический научный центр, куда поступил в аспирантуру. Три года я проходил аспирантуру, и потом поступило предложение остаться там работать, на которое я и поддался.

— Самый сложный день во врачебной практике?

— Сложный день у меня был в мое первое самостоятельное дежурство, когда после института я приехал домой в Ингушетию, вышел на работу в Сунженское ЦРБ. Это, наверно, один из самых тревожных дней был, когда стоишь перед неизвестностью. Был день, запомнившийся на всю жизнь, когда я работал в Ингушетии: дежурил, поступил ребенок, мальчик 7 лет. Он прыгнул с дерева и напоролся на штырь. Привезли достаточно поздно уже, хотя постарались доставить быстро, но учитывая тяжесть ранения, полученного ребенком. Естественно, его сразу взяли в операционную, на операционном столе, к сожалению, мальчик погиб. Были массивные повреждения кишечника, почек, печени, сильное кровотечение, в связи с чем мы не смогли его спасти. Это был один из самых тяжелых дней в моей практике. Крик матери, когда она узнала, что мальчик погиб, до сих пор в ушах стоит..

— Работаете в тандеме сердце – профессионализм, или… Врач при встрече с тяжелым диагнозом пациента?

— В тандеме сердце – профессионализм я бы профессионализм поставил на первое место, потому что сердце, если психологически мыслить, это чувство, эмоции. А в нашей работе очень часто чувствам и эмоциям не должно быть места, потому что решения принимаются порой молниеносные, порой не всегда те, которые одобряет сердце. Потому профессионализм должен быть на первом месте. Более того, я бы хотел по профессионализму сделать оговорку. В нашей стране бытует мнение, что врач — это работа по призванию, я категорически несогласен с подобным мнением, потому что врач это точно такая же работа, как и все остальные. Да, более высокая ответственность, но если человек профессионал, если он выполняет свои обязанности достойно, правильно, четко, то необязательно быть человеком по призванию. Потому что я видел тех, кто изначально не хотели быть врачами, но стали ими, и очень хорошо свою работу делают. Более того, в моем понимании, как человек если он сволочь, но как врач хороший профессионал, по мне это лучше, чем он будет добродушный, но глупенький доктор! Тяжелый диагноз… В этой ситуации до сих пор не могу перебороть чувство, когда я пытаюсь себя поставить сначала на место пациента с тяжелым диагнозом, либо мне нужно сообщить о тяжелом диагнозе, влезть в его оболочку, понять, как он будет реагировать, чтобы понять с какой стороны подойти и как вообще завести этот разговор. Я сторонник того, что какой бы тяжелый диагноз ни был, его нужно озвучивать пациенту.

— После трудового дня, открывая дверь квартиры, все заботы остаются позади или же все-таки бередят душу, заставляя обращаться к компьютеру, справочнику?

— Нет, не получается оставить за дверью. Я работу приношу домой, она остается в голове. Более того, я очень часто вижу свою работу во сне, я решаю некоторые вопросы, которые не успел за день продумать, решить. Да, это некий элемент шизофрении, но вот он у меня присутствует. Не могу отключиться даже дома. Работа, мысли какие-то. Часто вспоминаешь то, что забыл. Допустим, сидишь, ужинаешь, тут же подрываешься, бежишь к телефону, звонишь на работу, коллегам, чтобы что-то посмотрели, сделано ли. Не получается отключиться, тем более постоянные звонки, друзья, знакомые, незнакомые люди, коллеги, консультации, то есть до двенадцати, часа ночи интенсивно работаешь.

— Почему именно травматология и ортопедия?

— После первого курса все студенты медицинских вузов едут на практику. Мне посчастливилось попасть на практику в отделение травматологии и ортопедии. Я понял, что это действительно мое! Я знал, что буду хирургом, буду оперировать, мне нужен именно операционный стол, у меня активность такая была – операционная! До этой практики я рассматривал варианты челюстно-лицевой хирургии, нейрохирургии, но столкнувшись с травматологией и ортопедией, увидев, как оперируют травматологи – ортопеды, я влюбился в эту профессию. С того момента я ни о чем другом не думал, и все шесть лет практику проходил только в отделении травматологии. Причем практика иногда длилась месяц, но я все два месяца летних пропадал в отделении. Дежурили там с ребятами, на всех операциях, куда нас брали, участвовали. Прием практически весь вели сами, зашивали раны, репозицию переломов под контролем старших коллег проводили. Конечно, это очень приятная пора была, которая меня сподвигла на то, чтобы я выбрал травматологию и ортопедию.

— Не страшно было ехать в Москву работать? Вы были уверены в себе, как в профессионале?

— Было страшно. Изначально, еще до того, как приехал в Москву, отучился и начал работать в Ингушетии, меня многие спрашивали: «А что, ты не поедешь в Москву работать или еще куда, за границу?» Я всегда зарекался насчет Москвы: жутко злой город, огромный мегаполис, пережует — выплюнет. Но потом один раз предложили, я отказался. Второй раз когда предложили поступить в аспирантуру, я поехал. Конечно, было жутко страшно, мне казалось, что с моими знаниями здесь делать нечего, люди на несколько десятков ступеней выше меня стоят, неуверенность такая в себе была. Более того, я стараюсь эту неуверенность сохранять; по мне, когда ты почувствуешь себя уверенным, что все знаешь, в этот момент надо уходить из медицины, потому что становишься опасен. Но, приехав уже в Москву, начав работать, познакомившись с другими докторами, я понял, что у них повыше класс, но сверхъестественного ничего нет. Более того, в некоторых моментах, особенно в вопросах экстренной хирургии, травматологии и ортопедии, я даже в чем-то выше стою. Естественно, долгие годы учебы подтягивал все те моменты, которые были упущены, либо просто неразвиты. Пытался быть на уровне.

— А супруга какую профессию освоила, кроме той, что она отличная мама?

— Супруга тоже доктор, она врач – невролог, но в настоящий момент она мама. Полностью занимается детьми, пока у нас нет времени работать. Но я как бы не против, чтобы в свободное время она работала, занималась наукой. Это на ее усмотрение. Я считаю, что у супруги обязательно должна быть специальность, никого нет среди нас вечных. Если что-то случится со мной, она должна иметь специальность, чтобы прокормить семью, чтобы не быть обузой.

— Насколько важно развиваться, узнавать о новинках в травматологии и ортопедии, осваивать современные методы лечения и диагностики?

— Я считаю – это основная задача доктора постоянно прогрессировать. Доктор не имеет права работать методиками актуальности 15-20-летней давности. Доктор должен постоянно развиваться, постоянно прогрессировать, потому что не успеваешь какую-то свежую научную статью перевести и прочитать, как она уже устаревает. Более современное, более новое появляется. Тем более, как бы это грустно ни звучало, когда выезжаешь на какие-то научные конференции, учебу за границей, ты понимаешь, что на 5-10 лет мы отстаем, даже несмотря на то, что пытаемся идти в ногу со временем. И еще очень важный момент, что на сегодняшний день медицина еще и бизнесом стала: если знания твои слабы, если не владеешь какими-то новыми, прогрессивными, иногда и модными методиками, то ты не конкурентоспособен.

— Часто земляки обращаются, узнав, что ингуш работает?

— У кавказцев, особенно у ингушей, развито чувство землячества. Конечно, обращаются часто. По возможности, всегда пытаюсь помочь. Я бы не сказал, что это достает, хотя иногда бывают назойливые пациенты, но в большей степени это приятные и адекватные, толковые люди. Более того, благодаря своей специальности познакомился с очень большим количеством интересных и действительно приятных людей, наших ингушей, живущих в Москве, работающих здесь, о которых я даже не знал, к своему стыду. Люди, за которых испытываешь гордость! За вчерашний день могу сказать, я закончил консультировать по телефону в первом часу ночи. Их всего было за день порядка 9 консультаций, из них 5 по телефону, 4 — вживую, и это были наши земляки, Дала моаршал лолда цамогаш мел волчоа!

— Врачи, на опыт которых ссылаетесь, и кого считаете своим учителем?

— Начиная с самых первых шагов в профессии, учился в ординатуре у известных профессоров Николая Петровича Демичева и Сергея Вячеславовича Дианова, многих других докторов. Далее смело могу назвать своим наставником Руслана Мухарбековича Вышегурова, под руководством которого работал в Ингушетии. Ну и, естественно, мои нынешние учителя – профессор Владимир Юрьевич Зоренко, и наш заведующий отделением Евгений Евгеньевич Карпов. Это люди, которые очень много мне дали, научили не просто руками работать, но и мыслить клинически, что очень важно в нашей работе. Естественно, помимо этого, как любой специалист, любой доктор, есть авторитеты во всемирной медицине; это огромное количество, перечислять их долго. На сегодняшний день хорошо то, что наши отечественные доктора стараются не зацикливаться только на российских разработках, хорошо, что мы идем вперед. Такие имена, как Мюллер, Бурукк, Бурхард перестали быть чем-то сверхъестественным, идеальным. На этих людей ссылаются, у них учатся, их опыт используют.

Д. Кодзоева

Источник: serdalo.ru
 Читайте также:

Турнир профессионального бокса «Герои ринга» в Ингушетии станет ежегодным

Турнир профессионального бокса «Герои ринга», приуроченный ко Дню Героев Отечества, станет ежегодным. Об этом сообщил Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, выступая на открытии вечера профессионального бокса во Дворце спорта «Магас» в Назрани. «Мы совершаем очередной..

В Ингушетии стартовал вечер профессионального бокса «Герои ринга»

Во Дворце спорта «Магас» имени Берда Евлоева в Назрани стартовал вечер профессионального бокса «Герои ринга». Организаторы шоу: российская промоутерская компания SKV BOXING, ФПБ Южного и Северо-Кавказского округов, Федерация профессионального бокса Ингушетии под патрона..

В главном бою вечера профессионального бокса в Ингушетии Иса Чаниев не оставил шанса сопернику Хуану Мартину Элорде из Филиппин

Чаниев стал обладателем поясов WBO International и IBF Intercontinental, одержав досрочную победу в шестом раунде. В 12-раундовом бою в весовой категории до 61,2 кг Иса Чаниев с первых же минут поединка продемонстрировал, что настроен только на выигрыш. Это 12 победа 25..

Боксер Чаниев в главном бою на турнире «Герои ринга» одержал досрочную победу над филиппинцем Элорде

В главном бою вечера профессионального бокса в Ингушетии Иса Чаниев не оставил шанса сопернику Хуану Мартину Элорде из Филиппин. Он стал обладателем поясов WBO International и IBF Intercontinental, одержав досрочную победу в шестом раунде. В 12-раундовом бою в ве..

Ингушский боксер Рашид Кодзоев продлил беспроигрышную серию боев на профессиональном ринге

Ингушский боксер Рашид Кодзоев нокаутировал своего соперника Виталия Невеселого из Украины на турнире «Герои ринга». Бой в первом тяжелом весе (до 90,1 кг) завершился во втором раунде. Ранее тренер боксера Макшарип Местоев отметил, что Рашид Кодзоев имеет все шан..

Исмаил Илиев Чемпион по версии WBC International

На турнире «Герои ринга» в Назрани ингушский боксер Исмаил Илиев техническим нокаутом выиграл у Рикардо Рубен Виллалба из Аргентины. 12-раундовый титульный бой в первом среднем весе (до 69,9 кг) завершился досрочно. 23-летний ингушский боксер Исмаил Илиев одержал десяту..

Ибрагим Цуров выиграл бой на турнире «Герои ринга» в Ингушетии

АрхивВ весовой категории до 76,2 кг на турнире «Герои ринга» в 6-раундовом поединке боксер Ибрагим Цуров (Чехов) выиграл у Григория Федорова из Самары. Бой продлился все шесть раундов, единогласным решением судей выиграл ингушский боксер. Ибрагим Цуров провел шес..

Адлан Шишханов покидает «Дачию»

Президент и владелец «Дачии» Адлан Шишханов покидает команду и уходит из молдавского футбола. Решение об этом было принято еще 23-го сентября, после матча 11-го тура в Тирасполе с «Шерифом». Тогда это решение было обсуждено руководством команды в узком формате. Поскольк..

Мнение редакции интернет сайта riasv.ru никогда не совпадает с мнением, высказанным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города
Copyright © 2014-2017 riasv.ru - региональное информационное агентство